Топ-7 лопнувших кредитных союзов

 

Бывший вице-премьер-министр Украины по гуманитарным вопросам Николай Жулинский и его супруга Галина еще в 1995 г. создали кредитный союз «Турбота», в который вошли народные депутаты, известные ученые и представители культурного бомонда Украины. КС собрал около 20 млн грн. депозитов уважаемых людей. Львиную долю этих денег «Турбота» инвестировала в землю, которая до 2008 г. росла в цене бешеными темпами. Но потом грянул кризис, и земля обесценилась в два раза. КС не смог рассчитаться с вкладчиками и был лишен всех лицензий.

Всего же во время кризиса 2008-2009 гг. обанкротилось 20 крупных кредитных союзов (КС). Сколько денег вкладчиков пропало вместе с ними, никому не было достоверно известно. Назывались цифры от 500 млн до 4,5 млрд грн. Forbes. ua удалось раздобыть статистику Госфинуслуг о реальных потерях вкладчиков КС – 2 млрд грн. Для сравнения: весь портфель депозитов 610 украинских КС на начало 2012 г. составил 2,3 млрд. грн.

На поверку большинство банкротов оказались элементарными финансовыми пирамидами. Они привлекали деньги населения, обещая сверхвысокую доходность по депозитам, и финансировали проекты своих учредителей.

Вместе с кредитными союзами исчезло почти 2 млрд грн. вкладов населения

«Этих людей [вкладчиков] обманули. Они, не разобравшись, кто работает, а кто захотел попользоваться их сбережениями, отнесли свои деньги, пытаясь получить максимальный дополнительный доход», – констатирует президент Всеукраинской ассоциации кредитных союзов Виктория Волковская.

Кредитные союзы, задуманные как своего рода кассы взаимопомощи, оказались удобной формой регистрации небольших банков. Лицензия Госфинуслуг относительно недорогая. Регулятор, в отличие от банковского, работать почти не мешает, отчетность не очень громоздкая. Так что среди банкротов есть и такие КС, которые создавались для сверхдорогого кэш-кредитования – типично банковского бизнеса. Около 2 млн участников КС взяли кредитов на 4 млрд грн. в среднем около 2 000 грн. на одного заемщика. Но и эта модель не сработала. Когда грянул кризис, такие союзы рухнули, как карточные домики. В отличие от настоящих банков, союзам никто кредиты рефинансирования не предоставлял. Многие из устроителей таких финучреждений в итоге оказались под арестом.

Находилась под подпиской о невыезде и председатель КС «Турбота» Галина Жулинская, которую подозревали в растрате денег союза. Никакой ответственности она в итоге не понесла, чего нельзя сказать о некоторых ее коллегах – руководителях крупнейших КС-банкротов, истории которых отследил Forbes. ua.

 



  • На главную